Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



дешевые горящие туры в Китай на 2018 год http://mestamira.ru/
   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Фантастические выпуски /

1.1. Выпуск Особого отряда БНР (Булак-Балахович) - Действующие лица

ОСОБЫЙ ОТРЯД БЕЛОРУССКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
(ВЫПУСК БУЛАК-БАЛАХОВИЧА)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Белорусская Народная Республика
9-го марта 1918 года Исполком Рады Всебелорусского съезда обращается к жителям Беларусии с Уставной Грамотой, в которой объявляет эту самую раду Радой Белорусской Народной Республики (БНР). 25 марта 1918 года Рада БНР принимает ещё одну Уставную грамоту, объявляющую Белорусскую Народную Республику независимым государством, после чего делает массу самых необходимых вещей, то есть утверждает белорусский язык в качестве государственного, принимает постановление об открытии в Минске университета, утверждает герб БНР и бело-красно-белый флаг БНР и даже вводит паспорт гражданина БНР.
Армию германское командование создать не разрешило, так что Народный Секретариат (правительство БНР) начал создавать белорусский командный состав, провозгласил вооружение граждан, а, главное, назначил специального комиссара по военным делам, которым и стал полковник Езовитов.
В мае 1918 года в Раде происходит раскол и образуются два правительства БНР: «Минское белорусское правительство» и Народный Секретариат. Что при этом сталось с полковником Езовитовым история умалчивает. В конечном итоге Народный Секретариат побеждает и даже получает признание германского командования в качестве посредника между немецкими властями и населением Белоруссии. 11 октября 1918 года Рада принимает временную конституцию БНР и переименовывает Народный Секретариат в Раду Народных Министров. Становится ли полковник Езовитов народным министром обороны выяснить мне не удалось.
То ли уставши от бурной деятельности, а то ли не желая иметь никакого дела с большевиками, устанавливающими советскую власть в Белорусии после ухода немцев, но в декабре 1918 года Рада перебирается сначала в Вильно, а потом в Гродно, который до возвращения Рады в Минск становится «столицей» БНР.
Главной заботой всех Рад в это время становиться борьба с Польшей, которая не только претендует на белорусские территории, но ещё и начинает призывать белорусов в Войско Польское. Вообще-то на белорусские территории претендовали все белорусские соседи, которые хотя и признали БНР, но помочь Белоруссии реально стать государством отнюдь не торопились.
В конечном итоге Рада БНР перебирается в Минск, где в декабре 1919 года благополучно раскалывается на Наивысшую Раду и Народную Раду. Польские власти Народную Раду БНР разгоняют. С этого момента Наивысшая Рада пытается договориться с Польшей о реальном создании БНР, но совершенно безрезультатно. В мае 1920 она предлагает Польше воссоздать модель Речи Посполитой до 1791, т.е. создать федерацию с общим парламентом (Сеймом), в которой обе страны имели бы свои правительства, армии, законодательство и т.д. Поляки это предложение попросту проигнорировали.
Вполне понятно, что никакой серьёзной, а, уж, тем более военной деятельностью правительство БНР заниматься не могло, поскольку Польше это не было нужно.
Главным аргументом в пользу того, что БНР существовала как государство является её признание некоторыми государствами. Например, В. Батиевский пишет следующее:
«...Белорусскую Народную Республику признавали как государство de jure такие страны как Болгария, Литва, Латвия, Румыния, Турция, Украина, Финляндия, Чехословакия и Эстония, а de facto - Германия, Польша, Франция и др.»
Это действительно так, но, увы, между признанием и реальным существованием государства есть некоторая разница. Можно признавать несуществующее государство и не признавать существующее. Существующее государство, как минимум, должно иметь территорию и налогоплательщиков, которые государственную власть содержат. В этом смысле БНР никогда не существовала, поскольку ни того, ни другого у неё не было. Был парламент (Рада) и правительство, которые ничем не управляли, поскольку управлять было нечем. Не было почтовой службы, а также финансовой и судебной систем. Органов государственной власти на местах тоже не было. Был «народный» министр обороны, но «народ» почему-то служил в польской армии. И т.д., и т.п.
Таким образом мы можем сделать очень важный для нас вывод:
НИКАКИХ ВООРУЖЁННЫХ ФОРМИРОВАНИЙ БНР НЕ ИМЕЛА.
В свою очередь это означает, что «Особый отряд БНР» Раде Народных Министров не подчинялся и никакого реального отношения к БНР не имел.
Военно-Дипломатическая Миссия БНР в Латвии и Эстонии и её глава Константин (Кастусь) Борисович Езовитов
Кастусь Езовитов
Вывеска миссии в Риге
Миссия реально существовала как представительство БНР, во главе которого действительно стоял К.Б. Езовитов, уроженец Даугавпилса и он же — бывший комиссар по военным делам Народного Секретариата БНР.
Сотрудничество Езовитова с Булак-Балаховичем начинается 20-го октября 1919 года, когда он с ним встречается, после чего Езовитов заключает с эстонцами договор о содержании отряда Булак-Балаховича. Согласно этому договору затраченные суммы считаются белорусским займом и подлежат возврату в будущем. Таким образом отряд Булак-Балаховича становится как будто бы частью, пусть и не существующей, но, всё-таки, белорусской армии.
14 ноября 1919 года Булак-Балахович пишет заявление Езовитову с просьбой принять его и его отряд на белорусскую службу. 15 ноября Езовитов его на службу принимает, но только 21 ноября сообщает об этом главе правительства БНР Антону Луцкевичу. Судя по всему, в правительстве БНР сидели отпетые бюрократы, потому что постановление Рады Министров о приёме отряда Булак-Балаховича в состав войска БНР появилось только 22-го января 1920 года. Два месяца человека мурыжили!
В это же время Езовитов просит американцев помочь отряду Булак-Балаховича вооружением, снаряжением, обмундированием и продовольствием. Вооружение американцы не дали, но продовольствие, медикаменты, бельё и одеяла выделили, а также оборудовали госпиталь в Мариенбурге (Латвия).
Как Особый отряд, так и Миссия, нуждаются в средствах, поэтому разрабатывается несколько проектов по добыванию денег.
21 декабря 1919 года Езовитов шлёт депешу Чрезвычайному Послу БНР в Прибалтике Клавдию Степановичу Душевскому, в которой предлагает учредить орден Полоцкого Белорусского Креста, дабы награждать им наиболее отличившихся военных и гражданских лиц.
Орден должен был выдаваться по постановлению Рады Министров БНР, но, судя по количеству выданных наград (около 10.000), можно было обойтись и без этой пустой формальности. Судя по всему, орденами распоряжался не только Езовитов, но и Булак-Балахович и, естественно, не бескорыстно.
Выпуск и продажа марок также могли принести кругленькую сумму. И, действительно, как сообщает Езовитов, за продажу марок к июлю 1920 года было выручено 40.000 латвийских рублей и 24.217 немецких марок.
Атаман (Батька) Станислав Никодимович Булак-Балахович
Станислав Никодимович Булак-Балахович является весьма колоритной фигурой времён Гражданской войны.
По словам Бориса Савинкова Юзеф Пилсудский охарактеризовал его следующим образом: «...не только бандит, а человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, еще через день — негр...»
Существует несколько биографий Булат-Балаховича, Если взять две крайних, то по одной он герой, ярый антибольшевик и крестьянский защитник. Ну, прямо «батька», т.е. отец родной. По другой версии Булат-Балахович есть не что иное, как исчадие ада — профессиональный предатель, психопат, садист, вымогатель, мародёр, грабитель и махровый погромщик.
К обеим биографиям ещё можно добавить фальшивомонетчика, поскольку факт подделки керенок (деньги Временного Правительства) достаточно хорошо известен.
После неудачной попытки выбить из генерала Юденича 100.000 английских фунтов Булак-Балахович, спасаясь от ареста, подаётся в бега.
Впрочем, существует ешё одна достаточно подлая версия ареста генерала Юденича, которую приводит в своей статье В. Батиевский, цитируя мерзость, напечатанную в «Ниве» в 1992 году:
«Северо-Западное правительство, как и армия перестали существовать, превратившись в беспомощных беженцев.»
История достаточно хорошо известна. Северо-Западная Армия (СЗА) превратилась в беспомощных беженцев, поскольку была эстонцами интернирована и разоружена.
Отношение к беженцам было совершенно безобразным.
Даю слово БиБиСи, которую в русских ультра-патриотических чувствах заподозрить совершенно невозможно.
«В Нарве открыт мемориал армии Юденича
Светлана Зайцева для bbcrussian.com, Нарва
В Нарве после реставрации открыли братское кладбище Северо-Западной армии - отрядов белого генерала Юденича, воевавших с 1918 до 1920 года.
...Стратегической целью армии Юденича был Петроград.
Однако исход наступления оказался для его инициаторов печальным: армия была зажата между наступающими красными частями и Эстонией, власти которой признали большевиков. Для войск Юденича Нарва стала смертельной петлей.
Тиф в холодных цехах
В армии начался тиф, который косил десятки солдат и беженцев. Эстонское правительство не желало размещать на своей территории тысячи измотанных, голодных, а главное - больных и беженцев. Юденич располагал полученными от Англии деньгами, однако не мог тратить их в Эстонии, поскольку признавшие большевиков эстонские власти все равно конфисковали бы эти средства. У оставшихся в Эстонии солдат Юденича не было средств ни на лекарства, ни на еду.
Вагоны с отступающими белогвардейцами останавливались на станции Нарва-2, на левом берегу реки Нарвы, там, где сейчас - российский Ивангород. Больных воинов размещали в холодных корпусах Суконной и Льнопрядильной мануфактур.
Очевидцы тех событий, коих сейчас остались в Нарве единицы, вспоминают, как жители города с тревогой и болью смотрели с крепостной стены Нарвского замка на противоположный берег: помочь и тем самым поставить под угрозу собственное существование? Естественно, эпидемия тифа перекинулась и в Нарву, на левый берег. Нарва стала Голгофой для тысяч людей.
Умерших хоронили сразу на двух кладбищах - в Ивангороде и в Нарве.
Дата и время публикации: 2003/08/08 11:27:27 GMT»
Согласно данным «Эстонского воинского мемориала» в Эстонии погибло более трех тысяч военнослужащих СЗА.
Далее «Нива» повествует:
«Вооружённым остался только отряд Балаховича, который арестовал Юденича в Ревели (Таллине), обвинив бывшего главнокомандующего в сокрытии денег, предназначенных для ликвидации его армии. Юденич избежал расстрела и был освобождён эстонцами, но должен был отдать миллионы, что прилипли к его рукам.»
Какие миллионы могли прилипнуть к рукам Юденича? Можно подумать, что он сидел на сундуке со звонкими монетами и никакой финансовой службы, распоряжавшейся деньгами, в СЗА не существовало.
Кстати, история с арестом генерала Юденича очень хорошо известна. Он был захвачен 28-го января 1920 года Булак-Балаховичем для «учинения расчетов» по содержанию остатков СЗА, к которой отряд Булак-Балаховича уже не имел никакого отношения, поскольку с конца 1919 года служил эстонцам, т.е. никаких денег Булак-Балахович требовать у Юденича не имел права.
После того, как Булак-Балахович ударяется в бега, Езовитов сватает его Польше, Особый отряд переводится в Полесье и в марте Булак-Балахович начинает формировать «партизанские отряды». Формирование отрядов продвигается достаточно медленно и к августу 1920 года Особый отряд БНР, переименованный в «партизанскую дивизию» Булак-Балаховича, насчитывает всего-навсего около 2-х тысяч человек.
Очень мало вероятно, а скорее совершенно невероятно, что у «партизанской дивизии», а тем более у Особого отряда, существовала своя почтовая служба. Почтовой же службы БНР, — как впрочем и других служб, не было никогда.
Странно, что в своём письме Езовитов пишет, что марки предназначены для пересылки в Белоруссию корреспонденции с территории, занимаемой отрядом Булак-Балаховича в северной Латвии, прекрасно зная, что этот отряд уже переводится в Белоруссию.
Совершенно непонятно какая почтовая служба должна была эту корреспонденцию обрабатывать. Латвийская? Польская? Челноки из Особого отряда? Так и вижу этих бравых ребят доставляющих почту «партизанам» под покровом ночи.
Торговец марками Георг Егер
Лично мне Георг Егер представляется достаточно сомнительной фигурой, чтобы ему можно было доверять. Он не только торговал марками ОО БНР, но и редактировал тот самый «Der Baltische Philatelist», который опубликовал статью всё того же Егера, легализующую выпуск Булак-Балаховича. Именно Егер внедрял в филателистические массы сфальсифицированный выруск Отдельного Корпуса Северной Армии (ОКСА).
Кстати, именно ему адресованы сфабрикованные конверты, франкированные марками ОКСА и погашенные штемпелем «МОЛОСКОВИЦЫ 11.9.19».
Нажмите на изображение, чтобы его увеличить.
Конечно, речь может идти о филателистических конвертах, но и они не могли быть отправлены, поскольку 9-го сентября 1919 года Молосковицы находились под контролем красных. Также имеются конверты, датированные 9.11.19, которые скорее всего тоже были сфабрикованы Егером.
Документ, который Егер печатает в журнале по сути никаким документом не является, поскольку это не более, чем свидетельство «очевидца». Странно, что полковник Езовитов не снабдил Егера фотокопией резолюции от 3 февраля 1920 года, на основании которой марки и были выпущены. Странно также, что Егер не озаботился собрать и дать информацию о подготовке выпуска (художник, пробы и т.д.). Странно, что он вообще использует вторичный документ в то время, когда первичные документы должны были быть достаточно доступными.
Начало статьи см. в разделах:
Продолжение статьи см. в следующих разделах:
И.Ф. Мясковский, США
© Myaskovsky Collection
Публикация: Приложение к журналу «Филателия», 2009, № 7, стр. 11-40
Статья обновлена 5.9.2010
| 20.11.2007
Разработка «Наш ГОРОД»