Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



ткань твил оптом по доступной цене . Источник: http://review-gadget.com.
   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Запад и Прибалтика /

Выпуск Отдельного Корпуса Северной Армии (ОКСА)

ВЫПУСК ОТДЕЛЬНОГО КОРПУСА СЕВЕРНОЙ АРМИИ
Нажмите на изображение, чтобы его увеличить.
ПОЯВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ О ВЫПУСКЕ
Первая подробная информация о выпуске Отдельного Корпуса Северной Армии (ОКСА) появляется в статье Георга Егера, опубликованной в его журнале «Der Baltischen Philatelist» № 2-3 за 1920 год. В том же номере публикуется и статья бывшего начальника Псковской почтово-телеграфной конторы Альфреда Берзина о выпуске Северо-Западной Армии (СЗА). В последнем абзаце статьи даётся сообщение о 3-х миллионом выпуске ОКСА, которое наверняка было вставлено Егером, поскольку Берзин никогда и ничего более о выпуске ОКСА не писал. Например, это подтверждается письмом Берзина редактору британского журнала «The Postage Stamp», в котором о выпуске ОКСА нет ни слова. В своей статье Егер пристёгивает выпуск ОКСА к выпуску СЗА и объявляет его вторым выпуском СЗА.
Если верить Егеру, то выпуск был заказан СЗА в типографии Б. Мянса в Таллине и в конце сентября поступил в обращение «в части Советской России, занятой тогда армией Юденича, а именно от Пскова и Нарвы до Лигово, находившегося в 16 верстах от Петербурга».
Далее начинается безудержный полёт фантазии:
«В общей сложности было около 100 почтовых отделений, которые продавали эти марки, причем для продажи населению было выделено примерно 1,5 млн серий, поскольку эти марки также считались гербовыми.».
Свою информацию Егер даёт и в зарубежные издания, так как его заметка была, например, опубликована в британском двухнедельнике «Stamp Collectors' Fortnightly». От А. Эпштейна я получил сканы страниц каталога И. Вейнера, печатавшегося в Эстонии в 30-х годах. Интересно, что Вейнер явно берёт информацию из статьи Егера, поскольку называет Отдельный Корпус Северной Армии ОСОБЫМ Корпусом Северной Армии. Кстати, эта ошибка повторяется почти во всех каталогах до сих пор. И. Вейнер тоже пишет, что марки печатались в типографии Мянcа, но датой выпуска считает 20 августа 1919 года.
БЫЛ ЛИ ВЫПУСК ОКСА ОФИЦИАЛЬНЫМ ВЫПУСКОМ СЗА?
Чтобы доказать, что выпуск был официальным, а не чьей-то фантазией, мы должны сделать следующее:
  • Найти инициатора выпуска;
  • Выяснить кто выпуск финансировал;
  • Определить где и когда выпуск печатался;
  • Выяснить, где выпуск продавался;
КЕМ И КОГДА БЫЛ ИНИЦИИРОВАН ВЫПУСК ОКСА?
Кроме почтовых марок известны также и марки-деньги, выпуск которых подготавливался, но не состоялся. Это может показаться странным, но необходимо начать именно с них.
МАРКИ-ДЕНЬГИ
После развёртывания ОКСА в Северную Армию её финансовое положение оказалось критическим, поэтому генерал Родзянко обращается к генералу Юденичу с просьбой разрешить выпуск собственных денег, но согласие последнего не получает, поскольку генерал Юденич предполагает произвести денежную эмиссию от имени Северо-Западного Фронта. Генерал Родзянко решает сделать это на свой страх и риск. Отдаётся соответствующий приказ по армии.
«Приказ Командующего Северо-Западной Армией
(по общему управлению)
г. Нарва № 24, 21 июля 1919 г.
Ввиду установления самою жизнью пониженного вдвое курса на Керенские деньги и ходатайств с мест об установлении твердого курса на деньги, а также для единообразия разного рода денежных расчетов, в областях, освобождаемых от большевиков, устанавливается денежный курс, по которому рубль Керенскими деньгами приравнивается к полтиннику на царские и думские деньги. Вследствие изложенного мероприятия ценность находящихся в обращении денег не изменяется, а лишь устраняются колебания в курсе, почему цены на все предметы первой необходимости подвергнуться изменению в сторону повышения не должны. Казначейские знаки и боны достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 15, 20 и 50 коп. являются разменными знаками думского и царского рубля. Таким образом бон в 50 коп. приравнивается 1 рублю на керенские деньги. Все прочие распоряжения о курсе керенских денег настоящим приказом отменяются. Вместе с тем объявляю, что для устранения неудобств, вызываемых отсутствием мелких денежных знаков, в ближайшее время будут выпущены армией разменные денежные знаки в 1, 2, 3, 5 и 10 рублевого достоинства, приравниваемые к царским и думским деньгам.
Командующий армиейгенерал-майор Родзянко
Главный начальник тылагенерал-майор Крузенштерн
Начальник военной канцеляриистатский советник Яновский»
21 июля ОКСА уже не существует, но деньги тем не менее выпускаются под названием «разменные знаки ОКСА». Естественно, что в отсутствие разрешения генерала Юденича разменные знаки нельзя было выпустить ни от имени Северной Армии, ни от имени СЗА, поэтому генерал Родзянко идёт на прямой подлог и выпускает их от имени ОКСА, которым он командовал и который подчинялся не генералу Юденичу, а эстонцам, но перестал существовать 19 июня 1919 года, т.е. больше месяца назад. На одной стороне разменного знака имеется надпись «Отдельный Корпус Северной Армии», а на другой стоят подписи генерала Родзянко и полковника Полякова.
Поскольку нужда в разменной монете тоже была, то одновременно с выпуском разменных знаков наверняка планировался и выпуск марок-денег, причём были подготовлены к печати номиналы, указанные в приказе, начиная с 5-ти копеек. Становится понятным, что марки-деньги готовились к выпуску в качестве эквивалентов казначейских билетов, напечатанных в 1915-ом году, поэтому отсутствие 35-ти копечной марки (оплата простого письма) является совершенно нормальным. Марки-деньги Российской Империи могли использоваться и как почтовые, поэтому нет ничего удивительного в том, что и на марках-деньгах ОКСА имеется надпись «Почтовая марка».
Разменные знаки вышли в обращение 20 августа, что совпадает с датой выпуска почтовых марок, указанной в каталоге И. Вейнера. Вероятно Вейнер нашёл эту дату и связал её с выпуском почтовых марок.
Чуть позже от имени Полевого Казначейства Северо-Западного Фронта были выпущены денежные знаки за подписью генерала Юденича и Управляющего Отделом Финансов С. Г. Лианозова. Деньги печатались в Швеции и первая их партия была доставлена в Таллин 28-го августа.
Дизайн разменных знаков, марок-денег и денежных знаков сделан в одном и том же стиле «Ампир», что с большой долей уверенности позволяет предположить, что дизайн всех трёх выпусков был выполнен полковником Шевишевым, который в штабе армии занимал должность художника-оформителя денежных знаков.
Буквы монограмм на марках по стилю совпадают с заглавными буквами надписи «Отдельный Корпус Северной Армии» на 10-ти рублёвом разменном знаке. П. Соболев прислал мне хороший скан этого разменного знака, что позволило создать ещё одну монограмму (первая в ряду), удлиннив правую ножку буквы «К» и укоротив левую.
Естественно, что буквы на разменном знаке выглядят более примитивными чем буквы на марках, но получившаяся монограмма, поразительно схожа с монограммами на марках.
Некоторые элементы рисунка денежных знаков встречаются и на марках-деньгах.
Понятно, что для генерала Родзянко выпуск разменных знаков был намного важнее, чем выпуск марок-денег, поэтому разменные знаки печатались в первую очередь. Из-за начавшегося наступления красных нужда в марках-деньгах отпала и они так и не были напечатаны. В Пскове марки-деньги печататься не могли, потому что там хозяйничал Булак-Балахович, изготовлявший свои фальшивые «керенки», так что марки-деньги скорее всего печатались в Таллине, где существовало несколько типографий.
Поскольку марки-деньги в обращение не поступили, то в хранении клише в типографии не было никакой необходимости и они могли быть переданы финансовой службе СЗА, которая была заказчиком выпуска, или же проданы торговцу марками где-то в конце августа-сентябре 1919 года, что наверное и произошло, поскольку финансовой службе армии этот материал наверняка был не нужен. Если же клише были всё-таки отданы финансовой службе СЗА, то она могла передать их почтовой службе СЗА, которая и могла осуществить выпуск почтовых марок ОКСА.
В нашей семейной коллекции имеется блок, состоящий из квартблока с рисунками марок и квартблока с надписями «Имѣет хожденiе наравнѣ с размѣнной монетой», который даёт возможность понять каким образом происходила печать листа.
Нажмите на изображение, чтобы его увеличить.
Печатный лист должен был выглядеть следующим образом:
Нажмите на изображение, чтобы его увеличить.
При переворачивании листа на обратной стороне марок печатались надписи, а на обратной стороне надписей - рисунки марок. Таким образом отпадала необходимость иметь раздельные клише для рисунков марок и для надписей, т.е. технология печати была выбрана исключительно грамотно.
Совершенно понятно, что поскольку почтовые марки и марки-деньги печатались с одного и того же клише, то сначала печатались марки-деньги, а потом - почтовые марки, поскольку приделать к клише марок клише надписей было достаточно сложно из-за необходимости достаточно точно установить центровку надписей. Работа почти ювелирная, поскольку речь идёт об отклонении не более, чем в 1 мм, иначе оно будет заметно. Естественно, что показанные выше марки-деньги должны иметь повторяющиеся погрешности клише и могут быть найдены на печатном листе почтовых марок. И действительно, квартблок был найден в позициях 3, 4, 13 и 14. Блоки, сканы которых мне прислали Тревор Пэйтман и Ю. Кузнецов, также были найдены на листе почтовых марок.
ПЕЧАТНЫЙ ЛИСТ ПОЧТОВЫХ МАРОК
Интересные результаты даёт анализ печатного листа почтовых марок.
Печатный лист состоит из двух листов, причём левый лист перевёрнут в результате чего образуются горизонтальные тет-беши. Листы сдвинуты по вертикали. Размер печатных листов зависит от типа бумаги. Листы, напечатанные на обычной бумаге, имеют размер 43,9-44,8 см в ширину и 27,2-27,4 см в высоту. Размер имеющегося в нашей коллекции листа, напечатанного на тонкой бумаге, составляет 41,5 на 28,5 см.
Нажмите на изображение, чтобы его увеличить.
Сравнение правого и левого листов показывает, что они печатались с одного и того же клише. Это видно, например, из сравнения первых трёх марок.
Левый лист
Правый лист
Становится понятен способ печати. Сначала печатался первый лист, потом бумага переворачивалась и печатался второй лист, из-за чего и образовывались горизонтальные тет-беши. Сдвиг листов по вертикали получился за счёт того, что существовали горизонтальная и вертикальная разметки, по которым устанавливался печатный лист. Например, на приведённом выше печатном листе ширина боковых полей одинаковая и равна 17 мм. Высота верхнего поля на каждом листе составдяет 16 мм, а нижнего - 13 мм, следовательно сдвиг листов по вертикали равен 3 мм.
Таким образом клише листа из 100 марок есть не более чем часть клише марок-денег, от которого за ненадобностью было отрезано клише с надписями.
Кстати, становится понятным почему марки печатались типографским способом, хотя изготовить литографское клише было гораздо проще. Для печати марок-денег предполагалось использовать плотную пористую бумагу и литографские оттиски получились бы расплывчатыми.
ТИПОГРАФИЯ И ТИРАЖ
Вполне возможно, что разменные знаки и марки-деньги печатались в типографии Б. Мянса в Таллине, но утверждение Георга Егера, что там же печатались и почтовые марки ОКСА, вызывает у меня очень большие сомнения, поскольку типография должна была иметь типографские машины, на которых могли печататься листы малого размера. Например, массовые книги и брошюры печатались листами, содержавшими 16 страниц (по 8 с каждой стороны) и размер печатной страницы составлял примерно 65 на 46 см (в своей библиотеке я нашёл книгу с небрезанными полями и вычислил размер печатного листа). При максимальном размере клише 18,8 на 24,7 см на такой типографской машине можно было легко отпечатать оба листа, а при наличии подходящей бумаги даже четыре, поставив клише горизонтально. На поля и расстояние между листами при этом оставалось достаточно много места: по вертикали 15,6 см, а по горизонтали - 8,4 см. Имея клише с рисунками марок изготовить клише печатного листа было не столь уж и сложно.
Я прикинул время, которое нужно было потратить на печать одного печатного листа, состоящего из двух марочных листов. Весь процесс был явно ручным, т.е. нужно было нанести валиком краску на типографское клише, положить бумагу, прокатать роликом, снять лист и повторить этот процесс для второй половины листа. Пришлось провести «следственный» эксперимент, попытавшись повторить этот процесс. У меня получилось, что на печать одного листа необходимо затратить не менее минуты.
От Георга Егера мы узнаём, что было отпечатано 3 миллиона серий или 15 миллионов марок, следовательно на то, чтобы изготовить тираж, состоящий из 75.000 печатных листов, нужно было потратить 1.250 часов. Поскольку марки печатались с клише, приготовленных для печати марок-денег, то можно было печатать все 5 номиналов одновременно. Пять человек, работая по десять часов в день, могли бы справиться с этой работой за 25 дней, но поверить, что именно так оно и было, я никак не могу. Ясно, что изготовитель выпуска подпечатывал тираж по мере продажи марок и 3 миллиона серий никогда не были напечатаны.
В статье Егера имеется косвенное тому подтверждение. Он пишет, что большевики уничтожили значительную часть тиража и на таллинский марочный рынок попала только его незначительная часть:
«Так как генералу Юденичу в силу различных обстоятельств не удалось освободить Петербург из под кровавого большевистского ига и его армия под давлением красных должна была приступить к быстрому отступлению, то большое количество этих марок попало в руки большевиков, - особенно в районе от Гатчины до Ямбурга, - и было уничтожено. Небольшой остаток марок позже появился на рынке в Ревеле...».
Но даже если в эту чушь и поверить, то всё равно возникает нестыковка. Тираж был 3 миллиона серий, из которых для продажи населению была выделена половина тиража. Если большевики эти марки уничтожили, то куда делись ещё полтора миллиона серий?
ПОЛЕВАЯ ПОЧТОВО-ТЕЛЕГРАФНАЯ КОНТОРА СЗА
Поскольку штаб СЗА располагался в правобережной части Нарвы, называемой также Ивангородом, то это название города я и буду использовать, чтобы не возникало путаницы с левобережной частью Нарвы, которую буду называть Нарвой.
Согласно статье А. Эпштейна в «Коллекционере» № 45 в начале июля при Почтово-телеграфном отделе создаётся Полевая почтово-телеграфная контора Северо-Западной Армии (ППТК СЗА).
«... штаб армии разместился в Нарве и в правобережной её части - Ивангороде (ныне в РФ) по адресу Новая линия № 85 в начале июля открылась полевая почтово-телеграфная контора (п.п.-т.к.) Северо-Западной армии "для обмена служебной почтовой корреспонденции между учреждениями, установлениями и воинскими чинами Северо-Западной армии, находившимися в г. Нарве, с одной стороны, и учреждениями, установлениями и воинскими чинами Северо-Западной армии, находившимися в области (занятой армией - А.Э.) и на фронте, с другой стороны", как сообщал Начальник почтово-телеграфного отдела при Управлении Начальника военных сообщений Северо-Западной армии в письме на имя Начальника главного управления почт и телеграфов Эстонии. Персонал этой конторы состоял из заведующего (В. Я. Огнев), чиновника (М. С. Семёнов), почтальона и сторожа. Контора подчинялась IV (почтово-телеграфному) отделу (начальник В. Ф. Фёдоров).».
Следует отметить, что речь идёт только о служебной корреспонденции, поскольку заниматься частной корреспонденцией столь маломощная контора не могла физически. Далее А. Эпштейн пишет о её функциях:
«Расположение п.п.-т.к. на территории Эстонии накладывало ряд ограничений на её деятельность. Она могла функционировать самостоятельно только обрабатывая корреспонденцию самой армии. Принятые же ею частные отправления, адресованные в Эстонскую республику и даже территории России, занятые армией, должны были франкироваться марками Эстонии по действующему тарифу и передаваться в Нарвскую почтовую контору для дальнейшей обработки и отправления... Контора не имела также право принимать заказную корреспонденцию...»
Совершенно понятно, что служебная корреспонденция не могла быть заказной.
Также наблюдается явное противоречие с предыдущим абзацем, поскольку обработка частной корреспонденции ППТК СЗА не предполагалась, что следует из письма В. Ф. Фёдорова Начальнику главного управления почт и телеграфов Эстонии. Так как ППТК СЗА должна была всю корреспонденцию, выходящую за пределы армии, франкировать эстонскими марками и передавать почтовой конторе Ивангорода, то что происходило с отправляемой в Россию корреспонденцией? Кому её эстонцы передавали?
Следующий абзац вызывает очень большие сомнения в части продажи марок и особенно русских, поскольку ППТК СЗА должна была заниматься только обработкой служебной корреспонденции и продажа марок явно не должна была входить в её функции.
«...в п.п.-т.к была открыта продажа почтовых марок Эстонии, а с 31 июля также и русских знаков почтовой оплаты (очевидно имеется в виду только что выпущенные марки с надпечаткой Сев.-Зап. Армия - А.Э.) воинским чинам, желающим воспользоваться запасами таковых при поездках в пределы оккупированной области Сев. Зап. армии. Кроме того, предполагается продажа тех же знаков коллекционерам.».
Так как образовалась нужда в почтовых марках, то 1-го августа в обращение выходят марки СЗА с надпечаткой «Сѣв.-Зап. Армiѧ». Каким образом их можно было начать продавать 31 июля? Марки печатались в Пскове в литографии Матвеева и сразу же распродавались, поэтому имеется достаточно большое количество марок и филателистических конвертов, погашенные штемпелями «ПСКОВЪ» и «ПСКОВЪ-ВОКЗАЛЪ». Вероятность того, что часть тиража была отправлена ППТК СЗА для продажи воинским чинам и коллекционерам исчезающе мала. Кстати, А. Берзин в своей первой статье дал очень подробную информацию о выпуске СЗА, но об отправке части тиража ППТК СЗА не упоминает, как, впрочем, и о самой конторе тоже. Лишь спустя три года в статье, опубликованной во всё том же «Der Baltischen Philatelist», Берзин, наконец, вспомнил, что некоторые марки в ППТК СЗА были всё же отправлены, но это были случайно надпечатанные марки, которые не являлись частью официального выпуска. Скорее всего это «воспоминание» было вставлено Егером, поскольку А. Берзин не мог послать эти марки ППТК СЗА без распоряжения В. Ф. Фёдорова, который распорядился произвести выпуск, но об этом распоряжении А. Берзин не пишет ни слова.
Как можно видеть существует достаточно большое количество недоумений.
С одной стороны ППТК СЗА была создана для обработки служебной корреспонденции, а, с другой стороны, могла принимать частные почтовые отправления и даже продавать марки, но при этом принятые почтовые отправления, адресованные за пределы армии, она обрабатывать не могла, а должна была франкировать их эстонскими марками и передавать почтовой конторе Ивангорода.
Совершенно непонятны функции начальника конторы В. Я. Огнева и чиновника М. С. Семёнова, в подчинении которых находились только почтальон и сторож. Если говорить современным языком, то штаты конторы были явно раздуты. Впрочем, ППТК СЗА была создана в период летнего наступления белых, когда СЗА контролировала достаточно большую территорию и появилась необходимость в подобной службе. Наверняка предполагалось её расширение, но августовское наступление красных поставило на зтом деле крест. В сентябре этой конторе практически нечего было делать, поскольку под контролем СЗА остался только Ивангород и небольшая часть Гдовского уезда, и её скорее всего закрыли. Во всяком случае 17 декабря 1919 года ППТК СЗА уже не существовала. Если это так, то становится понятным, почему ведущие филателисты Зарубежья ничего о ППТК СЗА не знали и считали, что её никогда не было. Тем более, что в выпуске и распространении марок СЗА эта контора никакого участия не принимала.
Предполагается, что у ППТК СЗА был свой почтовый вагон, поэтому её штемпель был изготовлен овальной формы. Получается, что сама контора, которая вела оседлый образ жизни, своего штемпеля не имела, так как показанный ниже штемпель должен был находиться в этом вагоне. Но тогда выходит, что все почтовые отправления, обработанные этим штемпелем, также были приняты работниками почтового вагона. Если это так, то почему они отсутствуют в штатном расписании ППТК СЗА?
Впрочем, оставим на время ППТК СЗА и почтовый вагон и займёмся штемпелем, который на протяжении 91-го года мозолил глаза филателистам и вызывал жаркие споры.
Претензий к штемпелю более чем достаточно:
  • Почему на штемпеле помещены две литеры «а», тогда как на подобных штемпелях помещалась только одна литера, а вместо второй - звёздочка?
  • Почему в сокращении «П.П.Т.» нет тире, что является нарушением орфографии, принятой в то время?
  • Почему слово «контора» сокращено как «КОН.», тогда как общепринятыми сокращениями были «К.», «КОНТ.» или «К-РА»?
  • Почему точка после буквы «З» поднята вверх?
  • Зачем после года поставлена точка? Такое на русских штемпелях не встречается.
Совершенно понято, что штемпель был изготовлен человеком, совершенно не сведущим в сложившемся дизайне русских штемпелей.
Вот, что пишет об этом штемпеле А. Росселевич:
«В особенности следует остерегаться поддельного (вернее сказать фантастического) штемпеля "Полевой Почт. Телег. Конторы Сев. Зап. Армии" иными словами железнодорож. почтового вагона, который якобы следовал за частями армии, но который фактически никогда не существовал. Это фантастическое гашение появилось в одно время с первыми фальшивыми надпечатками Сев. Зап. Армии.»
Перед тем как вернуться к ППТК СЗА и её почтовому вагону попробуем выяснить была ли у СЗА почтовая служба и если была, то чем она занималась.
ПОЧТОВАЯ СЛУЖБА СЗА
Сергей Геннадьевич Зирин нашёл в газете «Приневский край» следующий некролог:
«Служащие Почтово-Телеграфного Отдела Управления Военных сообщений Северо-Западной Армии, Управления Псковского Почтово-Телеграфного округа и Управления перевозки почт по жел. дорогам с глубокой скорбью извещают о безвременной кончине своего Начальника Инженера
ВЛАДИМИРА ФЁДОРОВИЧА ФЁДОРОВА
умершего 17 декабря сего 1919 г. в г. Нарве в Кренгольмской больнице после непродолжительной, но тяжкой болезни. Погребение состоится в субботу, 20 декабря на Ивангородском кладбище после заупокойной литургии в Знаменской церкви.»
Таким образом мы узнаём, что существовало Управление военных сообщений (УВС) СЗА (начальник управления - полковник Третьяков), частью которого являлся Почтово-Телеграфный отдел (ПТО), начальником которого являлся В. Ф. Фёдоров. Кроме того, ещё существовали Управление псковского почтово-телеграфного округа (УППТО) и Управление перевозки почт по железным дорогам (УППЖД). Удивляет отсутствие упоминания о служащих ППТК СЗА, которая тоже подчинялась В. Ф. Фёдорову. Выходит, что к этому моменту она уже была за полной ненадобностью упразднена.
Следовательно мы можем составить следуюшую схему почтовой службы СЗА.
Таким образом выяснилось, что функцией ПТО была организация работы почтовой и телеграфной служб, а следовательно и выпуск марок, если в этом появлялась необходимость. И действительно, в своей статье Альфред Берзин пишет, что марки СЗА были выпущены по распоряжению В. Ф. Фёдорова.
Давайте рассмотрим функции каждого подразделения, подчинённого В. Ф. Фёдорову.
Управление Псковского Почтово-Телеграфного Округа
После августовского наступления красных в Гдов были эвакуированы некоторые почтовые конторы или по крайней мере часть работников этих контор.
Начальник почтово-телеграфной конторы Пскова А. Берзин ушёл с белыми, потому что впоследствии он напечатал статьи о выпуске СЗА. В одной из своих статей он дал фамилии своих работников, которые участвовали в подготовке этого выпуска. Если бы они остались у красных, то он бы это не сделал, понимая чем им это могло грозить.
Доподлинно известно, что была эвакуирована почтово-телеграфная контора Ямбурга. Это видно из документа, хранящегося в личном архиве С. Г. Зирина.
«В своём архиве обнаружил любопытный черновик письма, автор чиновник почтово-телеграфной конторы Ямбурга в царское время и во время Гражданской войны. <…> Автором черновика письма является К. Бок – представитель ямбуржской, очевидно из обрусевших немцев, семьи... Фото К. Бока находится в личном архиве Елены Мягковой (г. Нарва, Эстония).
Вот любопытное извлечение:
"Большое моё несчастье в том, что в момент занятия г. Ямбурга белыми, я с семейством был болен и эвакуироваться с красными не мог (на что было выдано удостоверение из местного комитета, бывшие члены правления служат в Кингисеппской конторе и в настоящее время). При отступлении белых меня с семейством принудительно направили в Гдов. <…> Меня Псковский почтово-телеграфный округ назначил начальником Ямбургской конторы (Ямбург был у красных). Я, до утверждения военными властями в сей должности, отказался, как бы по причине болезни, за что получил строгий выговор, а начальником назначили другого. <…>Своё преступление, что был у белых, я давно искупил, меня с должности помконторы снизили во 8 разряд.
Начальнику Ленинградского Почтово-Телеграфного Округа [от] неправильно уволенного служащего Кингисеппской П.Т. Конторы К. Бок"
Автор, конечно, многое вынужден был скрыть, чтобы не пострадать от советской власти. Обратите внимание на то, что он продолжил службу у белых в г. Гдове, эвакуировавшись из Ямбурга не позднее 5 августа 1919 года, когда северо-западники оставили Ямбург, переведя службы в Гдов. То есть, несомненно, он служил и в Ямбурге и во Гдове в 1919 году чиновником почтово-телеграфной конторы
В своём письме К. Бок подтверждает, что УППТО продолжало функционировать и управлять гражданской почтой. Таким образом можно с уверенностью сказать, что если почта в Гдове и других почтовых отделениях Гдовского уезда функционировала, то вся почтовая корреспонденция обрабатывалась служащими, подчинявшимися УППТО.
Управления перевозки почт по железным дорогам
Совершенно ясно, что как минимум один почтовый вагон должен был существовать и принадлежать этому управлению. С конца августа и до середины ноября он мог курсировать только между Гдовом и Ивангородом. Во время октябрьского наступления мост через Лугу восстановлен не был, поэтому вагон не мог попасть даже в Ямбург.
Полевая Почтово-Телеграфный Контора
Сидя в Ивангороде ППТК СЗА должна была всю корреспонденцию, посылаемую за пределы армии, франкировать эстонскими марками и передавать почтовому отделению Ивангорода, а пересылка корреспонденции внутри армии была бесплатной, поэтому русские марки и штемпель конторе не требовались.
Своего почтового вагона у ППТК СЗА не могло быть, поскольку существовало УППЖД, в чьи функции входила перевозка почты по железной дороге, и следовательно почтовые вагоны должны были принадлежать этому управлению, поэтому приходится согласиться с А. Росселевичем и признать штемпель почтового вагона ППТК СЗА фальшивым.
ППТК СЗА должна была передавать отправляемую в Россию почтовую корреспонденцию эстонскому почтовому отделению Ивангорода, которое в свою очередь передавало её УППТО, так как почта Эстонии самостоятельно доставлять письма в Россию никак не могла. Также совершенно ясно, что эстонская почта, с которой у УППТО существовали межгосударственные отношения, должна была передавать приходящую корреспонденцию не ППТК СЗА, а УППТО, который располагал штататом сотрудников, непосредственно связанных с эстонской почтой.
Кроме того УППТО не имело ограничений, которые были наложены на ППТК СЗА, и оно могло обрабатывать заказную корреспонденцию и передавать эстонской почте почтовые отправления, франкированные русскими марками.
Поскольку 17 декабря 1919 года ППТК СЗА уже не существовала, то попробуем понять когда она могла быть ликвидирована. Самым поздним временем можно считать конец ноября, когда СЗА была прижата к эстонской границе и никакой надобности в полевой почте больше не было. Впрочем, это могло случиться и в сентябре, так как СЗА в это время контролировала только небольшую часть Гдовского уезда. Воинские части были сконцентрированы в Ивангороде и вокруг Гдова. При наличии одного почтальона ППТК СЗА могла обслуживать только штаб, но с таким же успехом это могли делать и служащие УППТО.
БЫЛ ЛИ ВЫПУСК ОКСА ОФИЦИАЛЬНЫМ?
Если клише марок-денег были переданы финансовой службе СЗА, то, в конце концов, они должны были оказаться в УППТО, которое уже делало подобную работу, выпустив марки СЗА, а не в ППТК СЗА, в функции которой выпуск марок никак не входил. Тем более, что А. Берзин, который организовал выпуск марок СЗА, продолжал оставаться на службе и мог организовать выпус марок ОКСА, уже имея соответствующий опыт, однако об этом он не пишет ни слова.
Для того, чтобы выпустить марки, нужно было, как минимум, получить от полковника Полякова, который заведовал бюджетом СЗА, финансирование, чтобы купить или изготовить самый примитивный печатный станок (не клали же они клише на стол), обзавестись бумагой и типографской краской, а также нанять людей, которые должны были эти марки печатать, или же найти типографию и оплатить её работу.
Если учесть, что в сентябре 1919 года СЗА контролировала только небольшую часть Гдовского уезда, то становиться понятным, что заготавливание марок впрок было совершенно бессмысленным занятием, на которое полковник Поляков не дал бы и копейки, поскольку финансовое положение армии было достаточно тяжёлым даже после выпуска денег Полевого казначейства Северо-Западного Фронта, о чём пишет в своих воспоминаниях М. С. Маргулиес.
Интересно и то, что о выпуске марок СЗА мы знаем достаточно много, а о выпуске ОКСА практически ничего, кроме того вранья, которым потчевал коллекционеров Георг Егер.
КТО ЖЕ ИЗГОТОВИЛ ВЫПУСК ОКСА?
Думаю, всего вышесказанного вполне достаточно, чтобы понять, что почтовая служба СЗА к выпуску ОКСА совершенно непричастна.
Так кто же всё-таки этот выпуск изготовил?
Подозрение, естественно, падает на Георга Егера и Г. Ф. Штурма, поскольку оба активно занимались внедрением этого выпуска в филателистические массы. Конверты, им адресованные и статьи Егера, пропагандирующие выпуск марок ОКСА, только подкрепляют это предположение. Штурм мог обеспечить печатание марок и их первоначальное внедрение, после чего в дело включился Егер.
База Егера находилась в Латвии и прокрутить операцию с выпуском ОКСА ему было достаточно сложно. Таким образом, главным подозреваемым становится таллинский торговец марками Г. Ф. Штурм, который активно «впаривал» выпуск доверчивым филателистам, изготовил достаточно большое количество якобы прошедших почту писем и внедрил штемпель ППТК СЗА. Если марки-деньги печатались в Таллине, то более чем вероятно, что владелец типографии продал ему весь подготовительный материал к выпуску марок-денег, включая клише. Конечно продать клише мог и В. Ф. Фёдоров, если клише попали в ПТО, но в то, что он пошёл на столь серьёзное служебное преступление, поверить практически невозможно. В Таллине было две писчебумажных фабрики, поэтому проблемы с бумагой у Штурма не должно было возникнуть.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Просуммировав всё вышесказанное мы имеем следуюшее:
  • Готовился выпуск марок-денег ОКСА, но из-за августовского наступления красных он сделан не был;
  • Для изготовления почтовых марок использовалась часть клише марок-денег с рисунками марок;
  • Почтовая служба СЗА никакого участия в выпуске почтовых марок не принимала, поскольку этот выпуск должен был быть произведён уже имевшим опыт в выпуске почтовых марок СЗА Управлением псковского почтово-телеграфного округа. Тем не менее ответственный за выпуск этих марок А. Берзин ничего о выпуске марок ОКСА не знал, что совершенно невозможно;
  • Вероятнее всего выпуск был изготовлен таллинским торговцем марками Г. Ф. Штурмом, который купил клише у типографа;
  • В какой-то момент к внедрению марок ОКСА на филателистический рынок подключился Георг Егер, обеспечив легализацию выпуска серией статей;
  • Полевая почтово-телеграфная контора СЗА была открыта в середине июля 1919 года, но в сентябре скорее всего была закрыта, поскольку СЗА в то время контролировала только Ивангород (Нарва) и небольшую часть Гдовского уезда, и надобность в существовании этой конторы отпала. Но даже если контора и не была закрыта, совершенно непонятно почему ей могли поручить выпуск и распространение марок ОКСА, так как никакого опыта в этом у ППТК СЗА не было, поскольку выпуск марок СЗА был осуществлён Псковским почтово-телеграфный округом, который продолжал существовать;
  • Своего почтового вагона у ППТК СЗА не могло быть, потому что существовало Управление перевозки почт по железным дорогам, которому должны были принадлежать все почтовые вагоны;
  • Штемпель ППТК СЗА является фальшивым и не только потому, что дизайн штемпеля не соответствует дизайну российских штемпелей. Не найдено ни одного почтового отправления с этим штемпелем, которое можно было бы считать подлинным даже условно;
  • Подлинными всё ещё считаются гашения, сделанные штемпелем села Полна, но принятые и обработанные почтовой конторой Гдова, которая этот штемпель использовала. Предположение, которое не выдерживает никакой критики. Во-первых, это было бы грубейшим нарушением почтовых правил, а во-вторых, марки ОКСА в почтовую контору Гдова могли быть завезены только Управлением псковского почтово-телеграфного округа, но никаких следов этого действия не обнаружено. Если ещё учесть, что Управление псковского почтово-телеграфного округа в выпуске почтовых марок ОКСА не участвовало, то становится совершенно ясным, что все эти почтовые отправления были сфабрикованы.
ЛИТЕРАТУРА
  1. И. Исаков, Почтовые марки гор. Гдова. «Россика», 1934, № 15, стр. 76-77.
  2. Georg H. Jager, Die "Okca"-Marken der Nordwest - Armee. (N. W. A.). «Der Baltischen Philatelist», 1920, № 2-3, стр. 45.
  3. George H. Jaeger, The «Okca» Stamps of the North-West Army. (N.W. A.). «Stamp Collectors' Fortnightly», 1920, № 672 (11-го декабря), стр. 395.
  4. Каталог почтовых марок и цельных вешей под редакцией Ф.Г. Чучина, Гражданская война в России (1917-1924). Москва, 1927, выпуск III. Стр. 45-46.
  5. А. Росселевич, Надпечатки Северо-Западной Армии. «Россика», 1957, № 51, стр. 17-23.
  6. А. Росселевич, О.К.С.А. и Северо-Западная Армия. «Россика», 1958, № 55, стр. 27-30.
  7. А. Росселевич, Остерегайтесь подделок! «Русский Филателист», 1963, № 3, стр. 3-4.
  8. А. Росселевич, Ешё о надпечатках Северо-Западной Армии. «Русский Филателист», 1969, № 11, стр. 15-20.
  9. M. Ercolini, A Fantasy. «Rossica», 1994, № 123, стр. 67-68.
  10. A. Epstein, An Enigmatic Cover. «The Post-Rider (Ямщик)», 1991, № 28, стр. 37-39.
  11. A. Epstein, The North West Army: Stamps and Postal History. «The Post-Rider (Ямщик)», 1995, № 37, стр. 46-64.
  12. A. Epstein, More About the OKCA Covers. «Rossica Journal», 1995, № 124, стр. 62-69.
  13. A. Epstein, OKCA Covers. «The British Journal of Russian Philately», 2006, № 94/95, стр. 70-75.
  14. А. Эпштейн, Полевая почта Северо-Западной Армии. «Коллекционер», 2006, № 45, стр. 169-178.
  15. А. Эпштейн, О выпусках Северо-Западной Армии. «Сайт Мир Марок», 2007.
  16. А. И. Куприн., Купол Св. Исаакия Далматского. Париж, 1927.
  17. Октябрьское наступление на Петроград и причины неудачи похода. Записки белого офицера. Финляндия, 1920.
  18. В. К. Пилкин, В Белой борьбе на Северо-Западе: Дневник 1918–1920. «М.: Русский путь», 2005.
  19. М. С. Маргулиес, Год интервенции. Летопись революции. «Издательство З.И. Гржебина», Берлин, 1923.
  20. Н. Н. Рутыч, Белый фронт генерала Юденича: Биографии чинов Северо-Западной армии. Москва, 2002.
  21. А. Семёнов., Памяти Северо-Западной армии. «Информационный портал Русской общины Эстонии Baltija.eu».
  22. С. В. Волков, Е. А. Корнева, История Северо-Западной армии (1918 - 1920 г.г.).
  23. Б. А. Вилинбахов, Невыпущенные разменные знаки генерала Юденича. «Советский Коллекционер», 1931, № 5, стр. 123-125.
  24. Р. В. Николаев, Деньги Белой Гвардии. СПб, 1993.
  25. Р. В. Николаев, Деньги - Время - Власть. «Библиотечка газеты "Петербургский коллекционер"», 2002.
  26. Dr. R. Ceresa, The Postage Stamps of Russia, 1917 – 1923. Volume 3, The Armies, Parts 1-2, стр. 35-46, рис. XV-XVII, Parts 19-21, стр. 35-44, Parts 22-24, стр. 1-7.
И.Ф. Мясковский, США
© Myaskovsky Collection
29.8.2010
Публикация: «Мир марок», 2010, № 6, стр. 29-44
Разработка «Наш ГОРОД»