Статьи по филателии  
Словарь терминов  
Почтовый календарь  
Знакомство с филателией  
Филателистическая география  
Виртуальные выставки  
Форум  
Контакты  
Филателистические сайты  
Журнал "Мир марок"  
Выпуски СССР и России (USSR and Russia)  
"Земство" Каталог Чучина (ZEMSTVO)  
Каталог "Космос в картинках" (Space)  
Каталог "СОЧИ-2014" (Sochi-2014)  



   
Статьи » | » По категориям » | » По авторам » | » По годам
Поиск публикацийЧто искать:  

 

Публицистика /

Филателистические размышления


IAP01.JPGЖурнал «Мир марок» публикует размышления нашего коллеги из города Вологда, профессора Исаака Абрамовича Подольного, филателиста с более чем семидесятилетним стажем. В своем письме он ставит вопросы по оценке филателистических материалов и их реализации на филателистическом рынке России. Вполне понятно, что по тем или иным причинам каждый из нас может когда-нибудь столкнуться с данной проблемой. Поэтому, на наш взгляд, все эти вопросы являются вполне актуальными, хотя некоторым «продвинутым» коллекционерам они могут показаться и несколько наивными.

Кроме того, хотелось бы отметить, что вопросы уважаемого профессора далеко выходят за рамки вопроса оценки и реализации филателистического материала. На наш взгляд, они затрагивают фундаментальные основы самого предмета коллекционирования почтовых марок и их разновидностей, целых и цельных вещей, качества коллекционного материала и его каталогизации, спроса и предложения предметов коллекционирования на филателистическом рынке и т.д.

Наш журнал предлагает  читателям высказать свое  мнение по этой, достаточно важной для коллекционеров проблеме.

Редакция.


     

                                         ФИЛАТЕЛИЯ ЕЩЕ ЖИВА!

О названии - на мой взгляд оно не очень удачно. Предлагайте варианты. Я предложил свой "Филателистические размышления", но это только для затравки.


Я отношу себя к тому поколению собирателей марок, которые еще в далеком 1937 году  силикатным клеем клеили марки «Цепеллин»,  «Спасение Челюскинцев» и «Авиапочту» в специальные «Тетради для марок», изготовленные из оберточной бумаги…   До сих пор храню  эту память детских лет.

Серьезным филателистом я так и не стал, хотя имею членские билеты и грамоты ВОФ с автографами Кренкеля и Яр-Кравченко. Есть у меня и медали выставок за коллекции  об истории почты, за экспозицию марок и писем Вьетнама, за собрание «Менделеев и мировая химия». Была у меня выставка «Малая почтовая графика Анатолия Калашникова».

Есть интересная коллекция писем и карточек Великой Отечественной войны. Украшением этой коллекции считаю, вероятно, уникальную вещь: конверт письма из блокадного Ленинграда, по Ладожской Дороге Жизни  доставленный в Омск. Там конверт перелицевали и вновь   вернули через блокадное кольцо  в Ленинград. Похоже, что вернули  письмо авиапочтой.

IAP02s.JPG IAP03s.JPG


Чем такой экспонат уступает раритетам французской «Баллонной почты», описанным во всех международных справочниках?  Пишу это не для хвастовства. Наверное, в коллекциях старых собирателей можно найти подобные раритеты по разным темам.

Но для многих филателистов их коллекции становятся с годами обузой. Типичность ситуации состоит в том, что дети и внуки  редко наследуют страсть к собирательству, а потому не могут правильно оценить наследуемые собрания. В результате они либо «распыляются», либо вовсе гибнут.

Не секрет, что филателия нынче переживает далеко не лучшие времена. И тому есть объективные  причины. Дело вовсе не в том, что кончилась мода на собирательство. Теперь чаще собирают денежные знаки, желательно, самого крупного достоинства и последних лет выпуска… А филателия, как и нумизматика, продолжают изучать свои разделы материальной культуры  общества.
      
Когда-то филателию называли «Окном в большой мир». Где еще  можно было увидеть  силуэты новейших дирижаблей и аэростатов, портреты героев-летчиков и воздухоплавателей, цветные изображения самых экзотичных африканских животных?  Где еще можно было найти профиль английской королевы и портрет испанского короля? Наконец, экзотику тувинской жизни?

IAP04.JPG
IAP05.JPG

Как теперь выглядит это «Окно» на фоне множества  глянцевых изданий, на фоне объемного телевизионного экрана, на фоне Шенгенских виз для семейного туризма? Эпистолярное творчество тоже приобрело новые электронные, безмарочные формы. Есть, конечно, и теперь энтузиасты, которые предпочитают коллекционировать и ездить в праздники на старинных машинах Порше, Кадиллак или довоенных М-1 и послевоенных «Победах», но большинство предпочитает современные внедорожники или Феррари…

Никакие ухищрения нынешних художников и печатников не могут сегодняшние марки сделать в информативном плане конкурентами выпусков, скажем,  середины прошлого века.

Практически, я никогда  не обращал особого внимания на каталожные цены  экспонатов своей  коллекции. Но настала пора,  пришлось и мне оценить свое собрание.  И вот сижу я с хорошими каталогами В.Ю. Соловьева и, как Царь Кащей, «…над златом чахну».  С одной стороны, мне приятно видеть хорошо напечатанные каталоги с цветными иллюстрациями. С другой – удивляться, какими «сокровищами» стали некоторые экземпляры коллекции. Но тоска берет, когда понимаю, что автор и его консультанты не избежали  «спекулятивной составляющей», давно присущей собирательству, не всегда  смогли сохранить объективность  в отборе и оценке информации, Ведь на реальном рынке эти цены звучат совсем иначе.

«Спекулятивная составляющая», к великому сожалению, всегда была в торговле марками, но с годами приобрела «государственный размах». Наши министерства стали печатать тиражи марок не ради их почтовых и пропагандистски-информационных функций, а для сбора «налога на собирательство». Такой налог постарались использовать некоторые государства для заметного пополнения казны. Начнем с вопроса: какие марки имеют бóльшую коллекционную ценность? Те, что  были наклеены на конверты и открытки и выполнили свои почтовые функции, или те, что продаются в пакетиках в филателистических магазинах? Чем последние по сути своей отличаются от так называемых «лейблов», прикрепляемых к разным товарам? Почему ценность сохранной гашеной марки с четко читаемым штемпелем, выполнившей свою прямую почтовую функцию, оказывается почти всегда в десять, а то и в сотню раз меньше чистого экземпляра? Тем более не понятна позиция рынка и  авторов каталога по отношению к маркам на конвертах, прошедших почту со спецгашениями... Почему даже слабый след от старой наклейки снижает коллекционную ценность марки вдвое, а то и в четыре раза? 
 
IAP06.JPGДля увеличения доходов марки стали выпускать большими сериями с неоправданно высокими номиналами, а потом с номерными блоками,  малыми листами, с купонами и без купонов, и даже на золотой фольге. Спрос на филателистическую продукцию всегда подогревался не только тиражами, художественной ценностью марок, но и их полиграфическим исполнением.  Почему-то об этом молчит каталог. Хорошо, что  отмечена лучшая марка 1985 года  №5670  «800 лет «Слово о полку Игоревом». Но почему не названо имя художника, создавшего шедевр? Ведь рядом для всех марок  имена авторов рисунков присутствуют.  Неужели и через 25 лет продолжают сохраняться  споры российских специалистов с оценкой достоинств марки на Западе? Глубокая металлография, действительно, сильно отличала этот выпуск от других марок того периода.

Мало логики я вижу и в определении ценности марок в зависимости от типа и размеров зубцовок и растра. (К примеру, обратите внимание на марку 1956 года «А Крылов». Гребенчатая зубцовка – 50 руб, а линейная – 100000 руб). Почему марка №1636 имеет каталожную цену 40 рублей, а отличающаяся по растру та же марка оценена в 120 тысяч?

IAP07.JPGНе всегда полный тираж марки проходит через одну перфорационную машину. Допускаю, что  периодически приходится перенастраивать эту машину на иные размеры, или для гребенчатой зубцовки пропускают листы через машины дважды. Но для кого эти различия могут представлять особый интерес? Думаю, для экспертов-полиграфистов, следящих за технологией изготовления марок, и для экспертов-криминалистов, которые по качеству и размерам зубцовки, по качеству бумаги и клея, по водяным знакам могут отличить подделки в ущерб почте или в ущерб филателии, а то и доказать факты преступных хищений знаков почтовой оплаты прямо из типографий. К тому же, следует добавить, что беззубцовые варианты многих коммеморативных марок, скажем, 1969-1991 годов, отмеченные в каталоге, в открытой продаже практически не бывали. Попросту говоря,  это украденные из типографии «полуфабрикаты», типографский брак или пробные листы. 
          
Кто может объяснить вздутые в 50 и выше раз каталожные цены на «безномерные блоки» с надпечаткой «ПОГАШЕНО»? С какой стати и в чьих интересах они внесены в каталог: в пользу почты, или ради дохода спекулянтов? Ведь, согласно пояснениям самих авторов каталога, это вовсе не марки, а технические лейблы на пачках номерованных  почтовых знаков.

Такие сведения  лишь засоряют каталог.  Кому-то может показаться,    что я  «упрощаю» ставший традицией подход к каталогам. Но, на мой взгляд, мы должны избавлять массовые каталоги от лишней информации, а в оценках филателистических материалов нужно исходить из их распространенности, исторической и  художественной ценности, тем самым, влияя на конъюнктуру рынка. 
   
IAP08.JPGИ уж если говорить о беззубцовых марках, то следует вспомнить Приказ Министерства связи от 70-х годов прошлого века, разрешивший использовать для оплаты почтовых отправлений марки, вырезанные из конвертов и открыток. Тем самым эти вырезки получили статус беззубцовых марок, а они отличались от стандартных и цветом, и номиналом, а, порой, и рисунком. Мало кто из филателистов знает о том,  что  50-копеечная марка стандарта 1949-57 года «Кремль», была воспроизведена в 1954 году на конвертах и открытках, но номинал был обозначен «40 коп», а над входом в мавзолей  появилась четко читаемая при достаточном увеличении вторая строчка…
 
Однажды, на филателистической выставке мне был задан вопрос: что я понимаю под «исторической ценностью» филателистических экспонатов? В ответ я показал запрещенную царской цензурой времен революции 1905 года известную открытку «Один – с сошкой. Семеро – с ложкой». Не ней – две стандартные марки того времени с исходящей печатью «Владивосток» и печатью пункта доставки «Белосток».  Запрещенная открытка с марками проделала путь вдоль всей России.

IAP09s.JPG

На мой взгляд, разновидности по зубцовке, по качеству бумаги, растру, по отклонениям в оттенках цвета и размерах рисунка следует собирать разве что в государственных генеральных коллекциях, поскольку эти различия не могут быть описаны ни одним ГОСТом.

Наконец, о типографском браке и прямых ошибках художников.. Я встречался с большим миром библиофилов, собирателей книг.  Книги собирают либо по их авторам (нынче модно собирать Маринину или Донцову), либо по определенной тематике (у многих спросом пользуется фэнтези), наконец, по художникам-оформителям книжной графики (так, в Вологде особым спросом пользуются книги с гравюрами Генриетты и Николая Бурмагиных). Но еще со времен Советского Союза я знавал только одного человека, который собирал разного рода книжный полиграфический брак. Он сам был полиграфистом  и оправдывал такое собирательство желанием достигнуть совершенства в своей профессии.  Узнав, что у меня есть экземпляр известной многим филателистам книги Граллерта и Грушке, в котором блок книги был вверх ногами вшит в обложку, он не поленился приехать из Архангельска в Вологду.

Понимаю, когда в каталог внесена средняя марка нижней полоски листа с портретом В. Даля - №4638к, имеющая крупный полиграфический дефект. Если допустить, что этот дефект присущ всему тиражу, а марок с таким дефектом одна из пятидесяти в листе, то, соответственно, может возрастать  и их цена. Но откуда в каталог попал беззубцовый вариант этой марки, никогда не поступавший в продажу, и чем можно объяснить его цену  - 200 тысяч рублей? Для солидного каталога просто непростительно следовать спекуляциям рынка!

IAP10.JPG IAP11.JPG

Не нахожу возражений против коллекционного поиска тех марок, когда при их создании  допускались прямые ошибки (Махмуд или Мухаммед Эйвазов, перевернутый флаг Чехословакии и т.д.). Но не могу объяснить разницу в филателистической ценности марок №5769 – надпечатки «Полярный дрейф «М. Сомова». В каталоге одна такая марка из листа оценена в 10 раз выше из-за пустяковой «марашки» в надпечатке. В имеющемся у меня листе я для  сравнения нашел еще около десятка разновидностей, не описанных каталогом. Вероятно, к работе над этой надпечаткой очень небрежно отнеслись в типографии. И что из этого следует?

IAP13.JPG

Есть и другие вопросы к авторам каталогов. Заметным пробелом в томе 1 Каталога является отсутствие указаний на выпуски марок России на бандеролях, т.е. на бумажных лентах, которыми обёртывали почтовые отправления. Именно от этих лент в почтовой практике утвердилось понятие «Бандероль».

IAP14.jpgИзвестны факты выпуска фальсификатов в ущерб почте. Такие фальшивки выпускались определенными тиражами, тогда как в ущерб филателистам изготовляются, как правило, лишь единичные экземпляры. Их следует более подробно отмечать в каталогах, чтобы закрыть им дорогу на выставки и предупредить спекуляции на аукционах. Тем более, следовало бы упомянуть «фантастические выпуски», случавшиеся на территории России, особенно в годы гражданской войны.

Когда-то я попытался приобщить к коллекционированию своего внука, но очень скоро напоролся на его вопрос: «Так что же мы коллекционируем: МАРОЧКИ, ПОМАРОЧКИ ИЛИ ДЫРОЧКИ И НАКЛЕЕЧКИ?».  По сути своей вопрос был поставлен верно. Повторю: основными достоинствами марок должны  быть  их информационное содержание, их художественное оформление, наконец, их функциональная история.

Главное, о чем хочу сказать: давно назрела необходимость, чтобы Министерство связи с участием СФР учредили Российский государственный музей знаков почтовых услуг, который мог бы приобретать или принимать в дар достойные внимания и сохранения личные филателистические коллекции. Только так в будущем могут родиться новые Генеральный и специализированные каталоги.
Разработка «Наш ГОРОД»